Гимн «Александрова»

Один вечер в кругу друзей прима-балерины Большого театра

Обер. Большое классическое па
© Фото Светланы ПОСТОЕНКО

Она удивляет. Не только переизбытком жизненных сил. И не только артистичностью, доведенной до совершенства. Она удивляет самим желанием удивлять.

Казалось бы, чем должна начать свой вечер прима-балерина Большого, когда ее фамилия Александрова? Искрометной партией Китри? Драматизмом сериальных страстей Кармен? Лукавством Сванильды? Нет! Она величественно вышла на большое классическое па Обера. И заставила замирать зрителя всякий раз, когда останавливала время, попирая его уверенной, вдруг ставшей хищно-неторопливой, своей вечно женственной ножкой.

Мария вышла на сцену Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко не просто звездой. Ее ранг определил подслушанный мною разговор: «Александрова! Она уже такая… прямо звезда-звезда!»

Да, именно так. И важно здесь вот что. Свой статус она заработала, не вкладывая таланты в непрофильные активы. Балерина не делает шоу из своей личной жизни, не заседает в Госдуме. Ее жизнь протекает для нас, зрителей, только на сцене. Поэтому и явление ее публике в сиянии славы чисто, спектр ее огня содержит лишь линии благородных металлов.

Я слагаю гимн по имени «Александрова» не только потому, что Мария – моя любимая балерина. Мне в чем-то хочется сравняться с нею, расположив слова таким образом, чтобы они сначала зазвучали тихо, но торжественно, потом завихрились в танце, чтобы вдруг задышать нежнейшей лирикой, затем напряглись потаенным трагизмом, а в финале испустили последний вздох расставания и растворились в вечности. Короче, я хотел бы сделать статью такой же, каким было выступление танцовщицы.

Жаль, не способен, но пусть мне зачтется само желание…

Она ничего не боится. Назвав свой вечер с Дмитрием Гудановым громоздко, но верно «Гранд балет гала 2009 «Шедевры» со звездами русского балета», Мария ответила за каждое слово. В грандиозной программе были одни только звезды, но шедевром для меня осталась одна – Александрова во множестве ипостасей.

«Звезда-звезда» высокомерно отбросила игру в поддавки. Она не стала окружать себя статистами. Настолько, что порой казалось: мы попали на бенефис примы Мариинки Виктории Терешкиной. Александрова пригласила Марианну Рыжкину, и если бы не некоторые сбои в выступлении последней, то вклад каждой участницы в успех предприятия пришлось бы определять с помощью аналитических весов.

А Елена Лыткина из Новосибирска? Славная и живая, выбери она более энергичную программу, не скрыла бы разницу в классе? Да и то сказать: в вариации па-де-де «Венецианский карнавал» она была не только очаровательна, но и состоятельна, чуть-чуть подвело адажио.

Обделяя обычно вниманием мужчин, на сей раз я не могу уклониться от обязанности представить и их. Хотелось бы ограничиться дежурным «они служили достойной оправой…», но! Совесть не позволяет отнестись так к Гуданову, безукоризненно оттанцевавшему многократно виденного «Аиста» Ратманского. Премьер Большого вышел за рамки «одного из», предстал перед публикой «сам по себе», доказав, что танец рождается не в голове хореографа, создавшего схему, но в сердце того, кто «здесь и сейчас» произносит четко и внятно: «Я танцую!» – с ударением на местоимение.

Не прощу себя, пропустив Владимира Шклярова, который с недавних пор Москве стал известен не менее, чем Питеру. Еще молодой, порой не знающий толком, как распорядиться тем, чем наградили его олимпийские боги, он красив – и уже одно это делает его любимчиком Парнаса.

Не скучно было в который раз смотреть головокружительные прыжки Актеона – Михаила Лобухина, не лень вновь и вновь приветствовать Игоря Зеленского.

Все так. Однако вечер остался за Александровой. Премьерный номер Сергея Землянского Le deux genres преобразил Марию до неузнаваемости, до полного слияния с героиней. Трагической, надломленной, сильной, ласковой – все вместе. И неподражаемо – Александровой! Женщиной, перед которой я преклоняюсь, чья фотография единственная из балетных украшает стену моего дома, актрисой, которая никогда не опустится до того, чтобы написать свою «Историю русской балерины».

Она – Мария Александрова – будет спокойно высматривать достойную жертву в толпе желающих написать о ней книгу. Выбрав, разорвет в клочья!

Но выбор ее еще нужно будет заслужить…

Сергей Землянский. Le deux genres
© Фото Светланы ПОСТОЕНКО

Комментарии

Добавить комментарий